Бритвенно острый топор со знаком мартышки

*** (Валерий Суглоб) / Проза.ру

+16 к ловкости, +17 к выносливости; со знаком мартышки (Шанс: %) +17 к ловкости, +17 к выносливости; со знаком тигра (Шанс: %). Линзу покруче,как на топоре и рубить,а не резать. То, что дебой можно снять филе - так и острым топором можно окромя конвекса и прямых спусков, есть еще и бритвенный спуск:). МАРТЫШКА И ОЧКИ .. Не хочу обобщать, но из тех с кем знаком почему-то в заморозку мужики. Топор - сикирушка, да не сечет! раза Дозвольте слово молвить, ну и хорошо, молчание – знак согласия! Мартышка подняла с земли, . хотя и с бомбами в «острых клювах» истребителей-бомбардировщиков, . халат, насэссер с бритвенными и туалетными принадлежностями и .

За сим, считаю дальнейшую дискуссию не продуктивной и засоряющей тему, есть желание продолжить, прошу в РМ. Ну вы же взяли на себя ответственность их предлагать? Или вы за свои предложения не отвечаете? Вам говорят что Сайга клинит, а вы предлагаете купить Браунинг.

Знаете читая вами написанное у меня создается стойкое ощущение Аналогично. Ну написали бы о выдающихся качствах предложенных вами вещей, да проиллюстрировали его собственным опытом Это бы было понятно. Затеяли со мной дурацкие препинания. Вам слабо пойти и купить топоры всех трех предложенных вами мастеров, оттестить их по полной, а потом накатать сюда отчетик, подробненький, с фотографиями?

Так чего ж других подначиваете тратить немалые деньги на то, о чем имеете исключительно бумажное представление? Как минимум, это безответственно. За сим, считаю Считайте. Кто ж вам запретит то? Непонятно только зачем вдруг решили мне об этом сообщить.

Я и думать про вас уже забыл. Здесь и без вас интересных собеседников хватает. Во первых такого желания. Во вторых, раз вы такой умный так и обращались бы ко мне со своими прокламациями через ПМ, а не устраивали тут неизвестно что, и не вынуждали меня давать вам отповедь публично. Да я собственно от том, является ли для вас зимний лес местом регулярного обитания, или предложен как гипотетическая ситуация. Как понял из ответа верно первое.

Как-то всё болно уж идеально получается. Остается одно - либо уже сейчас жить совсем рядом с глухим лесом порядочтой площади ну или уже в немлибо точно знать дату начала БП. Не приносящий никакого дохода мандарину, к чьей провинции он принадлежал. Но Гонконг -- это еще и величайшая гавань на свете. И для Струана это ключ, который откроет ему Китай. Струан был настоящим великаном.

Его лицо обветрело в тысяче штормов. Синий сюртук застегивался на серебряные пуговицы, узкие белого цвета брюки были небрежно заправлены в морские сапоги.

Он был вооружен как обычно: Ему минуло сорок три. У него были рыжие волосы и изумрудно-зеленые глаза -- Славный денек,-- сказал. Струан спустился по трапу, вступил на нос баркаса и улыбнулся своему сводному брату Роббу, который сидел в середине.

Его превосходительство и адмирал затеяли состязаться в многословии. К тому же, не такой уж я пугливый, сам на фронте повидал многое! Без него, скорее всего не обойтись! Хорошо, что раньше историческим краеведеньем занимался, именно оно, сей час, по стечению обстоятельств, дало шанс!

Приметил, как-то случайно, в походе с детьми, полуразрушенный блиндаж, тут недалеко, вблизи противотанкового рва - их много успели накопать в году…! С детьми не стал ковыряться, искать вход и заходить в блиндаж, а вдруг какая мина, да и все равно некогда было — в походе двигались по графику. Уж часа полтора возился вроде: Снял слой земли, чуть в стороне на обратном скате холмика, а там вход в блиндаж обнаружился. Братья фронтовики и ход сообщения, и дверь в блиндаж успели сделать.

Жаль, что немцы засекли пулемётную огневую точку: По вывернутым бревнам, которые торчали из песчаного пригорка, заметно было, что здесь находилось какое-то инженерное сооружение.

По ним-то, я блиндаж, в своё время, и приметил в походе. А что с бойцами стало, я узнал уже после того, как раскопал ход сообщения и дверь, ведущую в блиндаж…! Истлели бойцы полностью, но видно, один сразу погиб - череп его явно осколком проломлен. А второй костяк в углу блиндажа располагался в позе человека свернувшегося от боли. Да вот не все писали, надеясь ни накликать смерть! Горсть пуговиц, да звездочку нашел, рядом с винтовкой с согнутым осколком стволом. А вот пулемет, как законсервированный остался, хотя, после взрыва, на пол упал с грубо тёсаного стола.

Кроме того, что в круглом диске, что на пулемёте, ещё половина патронов осталась, так еще и одна коробка с четырьмя дисками, полностью снаряженными, рядом стояла. С десяток пустых дисков, с опорожнёнными коробками в которых они переносились, валялись в другом углу блиндажа.

Видно крепко наши немцам своим огнём досадили, если те самоходку подогнали ко рву и расстреляли их почти в упор — уж больно точно снаряды легли! Закопал костяки героев, там же, в блиндаже, ставшем братской могилой. Посмотрел — ствол, не проржавел; почистил тряпочкой на проволоке. Глянул внутрь, лишь отдельные раковины. Песчаный грунт, вот почему пулемёт не на берме у бойницы был установлен, а на специальный настил. Осень поздняя, да и грибников уже не было, так как грибы в ту пору раньше отошли.

Думал в начале сдать в музей, а потом прикинул…Старость, лес, а вдруг какие незваные гости? Тем более, потому, что представители военкомата, которым я позвонил по телефону, выяснив, что установить личности погибших невозможно, так и не приехали, заявив: Когда - нибудь, пришлём поисковиков! А сынам, про находку ничего говорить не стал, они у меня законопослушные, сразу же потребовали бы, чтобы сдал пулемёт…!

Что, опять выдадут одну винтовку на троих! Грустно, но сейчас эти новые крестоносцы, правда, с чуть видоизменёнными крестами на технике со звериными названиями, уже, как в сорок первом — у Бреста! Видно, Судьба так распорядилась, что надо было оставить пулемёт, так как заранее чувствовала надвигающуюся беду, хотя до нее было ещё двадцать лет, да и пришла беда с другой стороны!

В каких краях не служил Петя, он всегда сравнивал чужие земли по эталону природы малой Родины, и про себя произносил: Потеряешь Родину — потеряешь всё! Да, были разные люди в наше время…!

Петр вышел из попутной машины у неприметного поворота в сосняк на слабо укатанную лесную дорогу. Водитель, молодой парень, получив деньги, посочувствовал: Спасибо за сочувствие и подвоз! Петр удивленно приподнял брови, но промолчал, лишь про себя подумал, глядя вслед уходящей машине: Присел на ближайший пенёк, полегчало. Начал размышлять о том, что стало причиной головокружения: Решил посидеть, не думая ни о чём, но мысли продолжали свое самостоятельное движение, принося, своей чередой воспоминания… Как время летит — вот уже й год.

Топор/ мачете для сурвивалиста

Двадцать четыре года прошло с того момента, как умерла любимая мама, Раиса Михайловна в году. И отец, выйдя на пенсию, закончил директорствовать в Красногорской школе в мае года. Мог бы ещё трудиться на благо народного образования — здоровье то, позволяло. Спасло, Павла Петровича, и то, что подошел пенсионный возраст. Довели до того, что отец, интеллигент и аккуратист, стал постоянно говорить грустную фразу: Лес подходит вплотную к образовавшемуся острову, у старицы, где сейчас усадьба папы.

КГБ: Майкл Суэнвик. Дочь железного дракона / Дополнительно / Читать онлайн

Прежде, чем переселиться, не пожалел отец денег на дизельное топливо для трактора и экскаватора, а также на оплату водителям. Как только дом, после строительства дамбы и моста, перевезли на остров и установили на надежный фундамент, а также привели его в прядок, папа занялся обустройством огорода, сада и пасеки. Практически дорога, ведущая к дому, местами идет по земле, выброшенной из рва, и выровненной бульдозером еще тогда, когда вели путь к месту строительства дома у старицы и реки.

Так что, захочешь съехать к реке — не спустишься с насыпи. Вот тебе и громогласно объявленное экологическое воспитание! Общую, не говоря о политической культуре, культуру — то, у русского человека поднять быстро не. Даже с учётом ускорения общественного развития, необходима, наверное, сотня лет.

Тогда уж не до самостоятельного усвоения политической и общей культуры будет! А могли бы, мы, и сами развиться! Вот папа, сельский паренёк, ходивший до войны всё лето в одной домотканой рубахе, смог, пройдя оккупацию, фронт, закончить ВУЗ и стать сельским интеллигентом, аккуратистом с прекрасным каллиграфическим подчерком.

Отцу в ту пору переселения, шел й год, а сейчас идёт уже й. Вот и она, родина: В километре, в лощине, может, когда-то, хутор неподалёку был, в столыпинские времена, так расселились липы. Бег мыслей, приносивших всё новые воспоминания, прекратился, так как, где - то неподалёку громко застрекотала сорока.

Как бывший охотник, Пётр насторожился. Не заметив по близости ни человека ни зверя, он с улыбкой, про себя произнёс: Всё же воспитание маминой мамы, бабушки Любы сказывается, потому, как она, больше всех учила меня любить родную флору и фауну, даже не пользуясь этими умными словами! Просто показывала родные места, и говорила: Так что, здравствуй родная землячка, понял, понял тебя — приветствуешь! Зато в обед я уже у дома, а то на автобусе вокруг, через Сураж и Гордеевку добрался бы только к вечеру!

Понаделали границ, лучше бы дороги восстановили. Особенно в родной партизанской Брянской области. Двигался теперь ускоренным шагом, а про себя всё рассуждал: Проблем с выездом не было, мешать некому, а пенсионер сейчас в этой жизни, наверное, самый вольный человек! Вот уже дамба видна и мост. Чуть в стороне за дубом и дом виден. Ноги сами начинают идти ещё быстрее, как там отец? Нет, сразу к нему не подойду, лучше из тени дуба окликну, а то с детства боюсь ос и пчел. Рука опухла и не гнулась, а про лицо и говорить нечего — Квазимодо!

Отец обернулся и помахал рукой, прокричал, в ответ совсем не по-старчески: Петр в ответ кивнул головой, присел на минуту, но веселый лай прервал спокойствие. Идёшь еще по лесу в дали, за километр, а он уже чуял. Как-то не хотелось, этот раз, есть в дороге. Привёз, вот он лежит в пакете, сверху чуть припыленным… Хотя, в целлофане — что ему будет? Эх, как вертится, прямо — вьюн.

Ну, все, хватит лизаться и целоваться. Минут через 15 подошел отец.

Джеймс Клавелл. Тай-Пэн: Роман о Гонконге

Петр понимал, что годы: Предложил отцу присесть, достал из сумки бутылку с минеральной и налил отцу в пластиковый стаканчик, предварительно ополоснув этой же водой. Радиоактивная пыль все же не шутка!

Отец из уважения выпил, но слегка поморщился: Это ты, теплую воду любишь, из-за своего горла, ну да ладно — вода она и есть вода. Петр минуту помолчал и вдруг рубанул ленинской цитатой, плакаты с которой в социалистическом СССР были оформлены в каждой воинской части - не захочешь, как современную рекламу выучишь: Нельзя недооценивать противника и его желания- поживиться, да по быстрее. Нельзя расслабляться, так как могут прибыть за деньгами и пораньше!